Интересно почитать

Статья о разнице в воспитании девочек и мальчиков

РАЗНИЦА В ВОСПИТАНИИ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК
Глаза девочки в сердце отца, глаза мальчика – в сердце матери.
Так говорят предания, и вы можете легко увидеть это в обычной жизни. Матери больше привязаны к сыновьям, отцы – к дочерям. И наоборот – мальчиков связывают чувства с матерью, а девочек – с отцом.
Сыновья очень хорошо считывают все то, что находится в сердце матери. От этого зависит, какими они вырастут. Если мать искренне любит отца, заботится о нем, уважает его, то и сыновья захотят стать таким мужчиной, которого мать могла бы полюбить. Но если мать отца не уважает, не принимает и всячески им пренебрегает? Ответ на этот вопрос найти легко. Посмотрите на современных мальчиков – чем они заняты? Стремятся ли они стать мужчинами – или уходят от реальности в компьютерные игры и интернет? Все потому что у них нет стимула становиться такими, как отец. Нет образа отца, к которому они могли бы стремиться.
То же самое с дочерями – но наоборот. Дочь захочет стать настоящей женщиной, как мама, если папа мамой вдохновлен. А если нет? Если мама ходит дома в замызганном халате ....Если с отцом они практически не общаются, разве только «купи хлеба» и «дай денег»? Или если мама вся такая супер-уверенная в себе, все сама, и отец не очень-то и нужен? Если он и рад бы быть с ней, но она всячески его отталкивает – своей самостоятельностью, силой, успешностью? Кем захочет стать девочка? Будет ли она женщиной, или сделает для себя вывод?
Поэтому нам, как мамам, важно понимать, какой образ дети видят в нашем сердце и нашей половинки. В большей степени это зависит именно от нас. Насколько мы сами умеем уважать, принимать, заботиться. И насколько мы способны заботиться о себе и сохранять интерес мужа к себе.
Девочек воспитывают мамы, мальчиков – папы
Исходя из того, что у нас обычно сильные эмоциональные связи именно с детьми противоположного пола, мы не можем быть к ним объективны. Мы не можем многого требовать от сыновей, а отцы не могут ничему научить дочь. Дочь будет вить из отца веревки, а сын никогда не подчинится матери (если его не сломать).
Именно поэтому после пяти лет важно, чтобы за воспитание ребенка отвечал тот из родителей, который меньше вовлечен в такие связи. То есть родитель своего пола. У девочек – мама. У мальчиков – папа. Им проще быть объективными, проще «держать удар» и лучше видны все трудности и проблемы. На собственном опыте.
К тому же отец никогда не сможет научить дочку тому, чему ее научит мама. И домашнее хозяйство, и рукоделие, и кулинария, и уход за собой, и многое другое. Женские секреты и хитрости.
А мать никогда не научит сына подтягиваться на турнике, отжиматься на кулаках, отражать удары, разводить костры, ставить палатки, терпеть боль и лишения. Все то, что для отца естественно и понятно.
Самое сложное здесь – передать ответственность. Папам трудно согласиться, чтобы решения в воспитании дочери принимала мама. Мамам трудно отдать своих любимых мальчиков суровому отцу. Переход происходит проще, когда между мамой и папой внутри все спокойно. Когда у них нет противоборства и конфликта. То есть когда отношения уже проработаны, осознанны и глубоки. И если мы хотим детям блага, это единственный верный путь.
Любовь-забота и любовь-доверие.
Есть два типа любви – любовь как забота и любовь как доверие. Мальчикам нужна одна, девочкам другая. Главное не перепутать. Как вы думаете, какая для кого?
Сначала о девочках.
Родители обычно считают девочек более благоразумными. Поэтому им больше доверяют.
Девочкам обычно обращены такие фразы: «Я в тебя верю, ты справишься!»
Девочкам же обычно достается меньше контроля и меньше защиты
Девочек учат постоять за себя, чтобы хулиганы не обидели
Девочкам с ранних лет доверяют мытье посуды, полов, уход за братьями и сестрами
Девочкам достается и больше критики от взрослых – и внешности, и оценок, и талантов
А мальчики?
Мальчиков и мам связывает особая трепетная любовь, которая не проходит со временем
Поэтому именно мальчикам обращены: «Надень шапку, покушай супчик, ты не заболел?»
Мальчиков же обычно стараются окружить любовью и теплом, очень берегут
Мальчиков же больше контролируют, опекают – и это не уходит с возрастом
На мальчиков дома обычно не накладывают никаких обязанностей – максимум вынести мусор
Обычно мальчиков мамы очень боятся обидеть и ранить
То есть по факту мальчикам мы даем заботу, а девочкам – доверие. Поэтому у нас растут сильные женщины, которые со всем справятся и мужчины, за которыми нужен постоянный уход. Причем никому это не нравится, но ничего не меняется. Ведь начинается все в детстве. А как надо бы?
Надо бы окружать заботой девочек. С самого рождения:
Защищать ее – от всего
Ограждать от всего лишнего
Не сваливать на нее много обязанностей
Интересоваться ею и ее делами
Оставлять ее дома, едва начался насморк
Встречать со школы, провожать в школу
Следить за тем, с кем она общается и как
Следить, не тяжело ли ей в школе, в садике, в коллективе
Всегда приходить ей на помощь – даже если она не просит. По ее лицу читать, что ей трудно
Никогда не смеяться над ней, стараться не обижать
Не заставлять ее покорять Эвересты
И лучше вообще ничего не заставлять
Идеально, если девочку будут растить, как экзотическое нежное растение, в тепличных условиях, очень трепетно и нежно. Сейчас вы подумаете, что она избалуется? Вы можете так думать. Но попробуйте примерить к себе. Если бы ваши родители к вам так относились, что бы изменилось в вас? Стали бы вы заносчивой и злой или наоборот, смогли бы больше любить и себя и других? Только честно.
Девочка, к которой отнеслись как к драгоценности, начинает сама так к себе относиться. И это ее лучшая защита в жизни. Это ее чувство собственного достоинства, которое не позволит выходить замуж за кого попало, терпеть по отношению к себе суровость . Для нее станет естественным слышать себя, принимать себя, любить. И тогда ей будет, что отдать в мир. ( так как она наполняется любовью с детства )
Девочка в прежние времена всегда находилась под защитой. С рождения и до смерти. Сначала отец – и братья, потом муж, потом сыновья. Она всегда была окружена этой заботой. Чувствовала себя любимой, а значит, была спокойна, умиротворена. И этим умиротворением заполняла пространство вокруг.
Это сейчас мы все время пытаемся любовь заслужить, привыкнув, что в нас верят. Пришел, увидел, победил, все сделал сам. Сам догадался, как мне тяжело, сам спас, сам же и позаботился. Но так как у нас нет внутреннего позволения на такую любовь по отношению к себе, мы все со своими конями и избами бегаем, а во сне видим принца, который снова и снова спасает.
А девочка и ее чувство собственного достоинства начинается в детстве. С получения от родителей любви-заботы. И не только от папы (такую любовь хоть немного, но получили почти все девочки, выросшие в полной семье), но и от мамы, что гораздо сложнее.
С мальчиком же нужно обращаться, как с деревом. Закалить его трудностями, чтобы он смог вынести в жизни все. И чтобы при этом внутри у него был стержень. Стержень вашей в него веры.
Это сыну нужно говорить: «Я в тебя верю!»
Это сыну нужно отдавать ответственность за его жизнь, то есть перестать бегать за ним с шапочкой
Не защищать его в детских ссорах, а верить в него, что он сам справится. Можно и на карате заодно записать.
Сыну нужно создавать трудности, они закалят его характер
Сыну нужно предоставлять возможность пройти испытания, например, походы, спорт, сложные задачи. Всего этого в жизни мальчика должно быть много.
Сына нужно укреплять трудом, в том числе по дому
Сыну лучше вообще ни в чем не помогать, как только ему исполнилось 5-6 лет. Наоборот, стоит начать ждать помощи от него, привлекать, просить.
Мальчику нужен этот посыл: «Ты справишься!»
Мальчику нужны возможности для покорения вершин, а для этого ему эти вершины стоит показывать, отпускать его туда и верить, что справится (даже если не с первого раза)
Мальчика стоит готовить, как воина, рыцаря, и не меньше.
Это непросто – особенно для матери. Поэтому в ведические времена мальчиков воспитывали папы или другие мужчины. Они создавали трудности, устраивали проверки на прочность. И для того, чтобы все испытания пройти, мальчику нужен был стержень. Этим стержнем являлось безусловное доверие его матери. Ты справишься. У тебя получится. Я в тебя верю. В принципе, все эти трудности и нужны по большому счету только для того, чтобы он чувствовал, что в него верят. И сам верил в свои силы.
В самого детства мужчинам растили крылья. Поэтому взрослые мальчики могли всё преодолеть .
Могли этими крыльями укрыть от ненастий всех своих близких, а заодно покорить любую вершину. Сейчас же мы своей женской заботой, не пуская к мальчикам мужчин, выращиваем из них домашних растений.
Мальчик становится мужчиной в детстве. Или становится, или не становится. Подумайте, какого мужчину вы бы хотели видеть рядом с собой. И начните относиться так к своему сыну, желая его увидеть именно таким. Сильным, решительным, смелым, самостоятельным, ответственным. Любовь как доверие в этом вам очень поможет.
По-разному хвалить
Мальчиков и девочек даже хвалить нужно по-разному. Потому что мы очень по-разному устроены и по-разному все воспринимаем.
Девочек нужно хвалить как можно чаще. Невозможно девочку перехвалить. Не зазнается. Она с рождения – бриллиант. И если мы об этом будем молчать, она всю жизнь будет считать себя булыжником. А если мы еще этот бриллиант будем все время критиковать, то она и вести себя будет как булыжник.
И так как девочка изначально совершенна в своих качествах, вы не обманете, если похвалите ее за все то, что в ней уже есть. За те качества, с которыми она уже пришла в этот мир. Именно за качества ее и стоит хвалить.
Если вы будете хвалить ее за поступки, она начнет делать то, что делает сейчас большинство женщин. Начнет заслуживать любовь всеми способами, добиваясь похвалы. Принесет вам все пятерки из школы, и даже шестерки выиграет все олимпиады. Вымоет все полы. И вам, конечно, это понравится, и будет удобно. Но подумайте о ее жизни в будущем. Она ведь всегда и везде будет так поступать.
Она будет заслуживать любовь своего мужа, делая для него все – и даже больше. Для коллег и начальников она станет безотказной и очень удобной. Подругам она никогда не сможет сказать «нет». Она будет хвататься за любую возможность стать хорошей. И при этом ни одно из ее достижений не будет греть ее душу. Увы
Сколько бы Эверестов она не покорила, ей будет мало, в груди останется огромная дыра, дыра от тоски по любви. И сколько бы ее не хвалили за то, что она сделала, ей всегда этого будет мало.
Кроме того, так она научится тому, что сама по себе она ничего не стоит. Если она сидит дома и просто варит борщ, она никчемна. Если не работает и не делает карьеру, то она позор нации. Что ее нельзя любить просто так. Нельзя дарить ей цветы без повода. Нельзя просто так сводить ее в кафе (она обязательно должна это все отработать).
Это цена за наше удобство и нашу гордость за успехи дочери. Потому что дочерью стоит гордиться просто так. Изначально. Потому что она есть. Потому что она красивая, добрая, ласковая, милая, хозяйственная, нежная… Тогда она будет ценить себя, такую замечательную. Разовьется собственное достоинство, которое, повторюсь, лучший предохранитель девочек от опасностей этого мира.
У девочки, которую хвалят таким образом, появится ощущение: «Ну как же меня можно не любить, я же такая хорошая!». Женщины, которые уверены, что их можно любить просто так, гораздо счастливее в этой жизни. Им проще создать семьи, проще делать то, что они сами хотят, проще отказываться от всего лишнего. При этом они не становятся менее трудолюбивыми, просто они перестают делать лишнее и то, что им несвойственно и неприятно. Но пятерки по всем предметам носить, может быть, и перестанет, начнет углубляться только в то, что ей интересно.
Можете говорить ей еще и такую фразу: «Я люблю тебя за то, какая ты есть. И тебе не обязательно что-то делать для того, чтобы я тебя любила». Кстати, сперва стоит эту фразу много-много раз повторить для самой себя…. И почувствуйте, как ваш голод по любви такого типа фразами насыщается мгновенно.
А как же стоит хвалить мальчиков? Наоборот. Хвалим только за поступки, только за дела. Только по существу. Только за достижения. При этом мы их не критикуем за поражения (мы же в них верим, правда?). Хвалим за попытки к достижению, хвалим за упорство, с которым они сражаются и за сами достижения.
Мальчик ведь рождается «пустым» — в нем нет нужных ему качеств, все качества ему нужно приобрести, заработать, выработать. Потрудиться, одним словом. И если мы будем хвалить их так, как мы, мамочки, это делаем: «Ты мой красавчик, ты мой хороший, ты мой добрый, ты такой умный», то стимул к действию пропадает. Они думают, что у них уже все есть, что все хорошо, ничего делать не нужно. И остаются «пустыми».
Маменькины сыновья,на самом деле хорошие люди. Изначально хорошие. Их очень любили, о них заботились. Вот только в них не верили совсем и не побуждали их к развитию. Поэтому они остались довольными тем, что у них было, никуда не стремились, ничего особого не делали, и даже решения принимать сами не научились. При этом сами они глубоко несчастны и неудовлетворение, потому что мужского в них ничего нет, и это их тревожит очень сильно. Мы ведь такого будущего для сыновей не желаем?
И логично следует, что для того, чтобы мальчика чаще вот так хвалить, ему нужно давать возможности для поступков. Просить его о помощи с малых лет. Помочь маме с сумкой. Помочь с уборкой, на кухне. Погулять с собакой. И так далее. Просите о помощи – хвалите за результат, за действия. Мужчина вырастает с ощущением, что помогать другим – это здорово, это приносит удовольствие, удовлетворение и любовь.
Но очень важный момент. Хвалим мы только за поступки, но любовь выражаем постоянно и как можно чаще. Потому как “Я тебя люблю” – это не похвала, это витамин для роста и развития. И любовью не испортишь. Этого мальчикам нужно не меньше, чем девочкам. Может быть, даже больше, учитывая как часто именно такого проявления любви их лишают (так как негоже мужикам телячьи нежности!).
Вот, пожалуй, четыре основных ключика к сердцам девочек и мальчиков. Они абсолютно разные, как и сами мальчики и девочки. Попробуйте, поэкспериментируйте, понаблюдайте.
Источник - Вальдорфский сад + школа
Фото Ирины Шалимовой.

20 декабря 2015 г.
2 комментария

ССылка на лекцию о зависимостях
Лекция о зависимостях 

Татьяна Павлова (Ростов-на-Дону) - психолог, психотерапевт, антропософский арт-терапевт 

- принципы формирования зависимостей (компьютерная, игровая, пищевая, никотиновая, алкогольная, наркотическая) 
- профилактика зависимостей 
- работа с детьми и подростками, склонными к зависимым формам поведения. 
- способы их профилактики и методы общения и работы с детьми и подростками на различных этапах формирования и проявления зависимого поведения. 

#вальдорфтв, #вальдорфскаяпедагогика, #вальдорфскаяшкола 

https://youtu.be/amp8Q_g4q-Y
16 ноября 2015 г.
0 комментариев
"Виртуальный омут"

Виртуальный омут
Диана Нигматуллина, 03 декабря 2011 Просмотров: 7763
Версия для печати Версия для печати


Виртуальный омут Для того, чтобы из вашего ребёнка вырос полноценный человек, вам нужно знать некоторые простые вещи, кратко и понятно излагаемые профессором Хютером. Это весьма серьёзные вещи и относиться к ним тоже нужно достаточно серьёзно...

Виртуальный омут

Автор – Геральд Хютер

Интервью журнала GEO с руководителем научно-профилактического центра нейробиологических исследований при Геттингенском и Гейдельбергском университетах (Германия) профессором Геральдом Хютером.

Виртуальность – вымышленный, воображаемый объект, субъект, категория, действие, не присутствующие в реальном мире, а созданные игрой воображения (также см. Фантазия). Зачастую объекты виртуального мира обладают свойствами объектов реального мира, но могут быть с какими угодно свойствами и возможностями, вплоть до противоположных реальным. В виртуальности допустимо нарушать и причинно-следственные связи (вспомните м/ф о Микки Маусе. Реальная жизнь быстро расставила бы всё по местам, а в виртуальном мире правила устанавливают сами создатели виртуального мира – закулисные Карабасы-Барабасы, манипуляторы). По статистике, 54% европейских подростков старше 16 лет неделями не вылезают из Интернета, а 94% детей регулярно смотрят телевизор. Нейробиолог Геральд Хютер изучает, как электронные средства коммуникации влияют на развитие детского мозга.

– Профессор Хютер, можете ли вы порекомендовать какую-нибудь хорошую детскую телепередачу или компьютерную игру?

– Нет. Такие рекомендации только вовлекут нас в поверхностную дискуссию о качестве и содержании детских телепрограмм, из которой родители не извлекут для себя ничего полезного. Лучше сразу начнём с главного. Ещё несколько лет назад мы, нейробиологи, полагали, что конфигурация разветвлённых нейронных сетей в мозге, регулирующих мышление, эмоции и действия, генетически запрограммирована. Но теперь мы знаем, что в мозге ребёнка прочно закрепляются лишь те нейронные связи, которые регулярно активируются в реальных ситуациях. А для этого детям нужен прежде всего опыт телесных переживаний, который они не могут получить перед телевизором.

– Почему «телесный» опыт так важен?

– Адекватное ощущение собственного тела – это предпосылка для развития познавательных способностей. Это доказывают научные исследования. Ученики начальной школы, которым легко даётся математика, отличаются и хорошей координацией движений. Основы абстрактного и пространственного мышления, которые необходимы для изучения математики, формируются у ребёнка по мере того, как он учится держать своё тело в равновесии. Но как только ребёнок садится перед телевизором, у него притупляется телесное самоощущение. Он уже не ползает, не бегает, не лазает по деревьям. Ему не нужно координировать свои движения и поддерживать равновесие. Когда ребёнок смотрит телевизор, он упускает время, данное ему на «овладение» собственным телом.

– Значит, детям нужно как можно больше двигаться?

– Да. Но есть и другие способы телесного самопознания, например пение. Когда ребёнок поёт, его мозг должен виртуозно управлять вибрацией голосовых связок, чтобы воспроизводить звуки с филигранной точностью. К тому же пение – это сложная комбинационная работа. Ведь нужно держать в голове всю мелодию, чтобы воспроизводить её в правильной последовательности. А при хоровом пении ребёнок учится действовать в унисон с другими это предпосылка для развития социальных навыков. При этом он делает поразительное открытие: оказывается, когда поёшь, не испытываешь страха! Сейчас нейробиологи уже выяснили, что во время пения мозг не способен активизировать центр страха. Вот почему люди испокон веков напевают, когда идут по тёмному лесу.

– В какой части мозга сохраняется полученный опыт? Где формируются соответствующие нейронные цепочки?

– В самом сложном отделе мозга – в так называемой предлобной коре. Именно там формируется наше самовосприятие, а вместе с ним – ориентация на внешний мир, стремление заранее просчитывать свои действия, справляться с неприятными эмоциями. Все эти способности должны развиться в раннем детстве – до шести лет. Но ответственные за них нейронные сети могут сформироваться в предлобной коре только в том случае, если ребёнок испытывает всё это на собственном опыте. А для этого он должен заниматься тем, что может понять и проконтролировать. К сожалению, найти такие занятия становится всё сложнее, потому что мир детей изменился так же сильно, как и мир взрослых. Раньше любой механизм был доступен для понимания. Ребёнок мог разобрать будильник, изучить все шестерёнки и догадаться, как он работает. Сейчас, в век информационных технологий, окружающие нас вещи зачастую устроены настолько сложно, что понять принцип их действия очень трудно, а порой вообще нереально.

– И как это влияет на развитие мозга ребёнка?

– Человеческий мозг всегда приспосабливается к тому, что мы делаем с увлечением. Например, в прошлом веке люди увлекались машинами и даже отождествляли себя с ними: сравнивали сердце с насосом, а суставы – с шарнирами. И вдруг наступила новая эпоха. Современному ребёнку трудно понять, почему курсор на экране компьютера перемещается, когда мы передвигаем мышку. Не понимая многих причинно-следственных связей, он с какого-то момента вообще перестаёт задаваться вопросом «почему?». Когда маленькие дети только начинают смотреть телевизор, они ещё общаются с персонажами на экране – например, подсказывают зайцу, где притаилась лиса. В общем, пытаются влиять на ситуацию. К этому их приучил опыт, полученный в реальной жизни.

Но через пару недель после первого знакомства с телевизором большинство детей смиряются со своим бессилием и теряют инициативу. То есть в какой-то мере начинают сомневаться в своей способности действовать эффективно.

– А ведь эта уверенность – важный компонент развития ребёнка...

– Безусловно. Причем за неё отвечает очень сложная нейронная сеть, которая формируется в предлобной коре лишь на основе личного опыта. Чтобы ребёнок мог чему-то научиться, его мозг должен увязывать новую информацию с уже имеющимся набором представлений, который сложился под влиянием предшествующего опыта. Он, так сказать, ворошит память в поисках того, что могло бы соответствовать новому впечатлению. У него в уме начинается «творческое брожение». И вдруг ребёнок обнаруживает это смысловое соответствие! Возникает чувство озарения, в мозгу активизируется «центр удовольствия», нервные клетки выделяют «гормоны счастья». Но при просмотре фильма ребёнку сложно самостоятельно найти соответствия новым впечатлениям. Поэтому дети дошкольного возраста в идеале вообще не должны смотреть телевизор и сидеть перед компьютером.

– Но ведь и в книге сюжет предопределён. Получается, чтение – тоже пассивный процесс?

– Когда ребёнок читает, его мозг совершает множество операций: буквы складываются в слова, затем слова и фразы трансформируются в образы и представления. Всё прочитанное оживает в воображении ребёнка. Превращение букв в образы – это результат неимоверной работы воображения. Фильм о Гарри Поттере – ничто по сравнению с книгой. Кадры на экране сменяют друг друга так быстро, что ребёнок не успевает подключить свою фантазию. А развитию ребёнка по-настоящему способствует лишь то, до чего он доходит своим умом.

– 3начит, детям нужно решать разнообразные задачи?

– Для развития мозга необходимы эксперименты, приключения. Например, рыбалка с отцом или строительство шалаша. Испытания вообще укрепляют потенциал мозга. Сейчас это подтверждается даже на нейробиологическом уровне. Дети должны решать как можно больше реальных задач, чтобы у них в мозгу сформировались важные нейронные взаимосвязи. Для развития им нужна максимально интерактивная среда – причём не виртуальная, а реальная.

– Допустим, к шести годам у ребенка сформировались все основные нейронные связи. Теперь он защищён от опасностей, которые несёт с собой медийная продукция?

– Не совсем так. Дело в том, что многие подростки рискуют потерять связь с реальностью, погрузившись в виртуальные миры.

– Вы имеете в виду компьютерные игры?

– Да, в том числе и компьютерные игры. Опасность возникает, когда дети используют компьютер, чтобы удовлетворить свои базовые потребности. А их у нас две. Во-первых, мы хотим быть причастными к какому-то общему делу. Во-вторых, мы хотим чего-то достичь. Сейчас и многие родители уже не знают, какие занятия помогли бы личностному росту их детей. Поэтому ребёнку приходится искать себе дело самому. А оно должно быть достаточно сложным и продолжительным, чтобы под конец можно было испытать такое счастье, словно ты покорил горную вершину. Сейчас для многих мальчиков таким делом стали компьютерные игры, в которых они стараются достичь совершенства. Но такие достижения не помогают им найти своё место в реальной жизни.

– Какие дети относятся к группе риска?

– Прежде всего, мальчики, которым необходимо хотя бы один-два часа в день поиграть в «стрелялку». Убивая монстров, они компенсируют ощущение собственной беспомощности. Эффект от виртуальных достижений такой же, как если бы эти мальчишки приобрели какой-то новый опыт. Но этот опыт применим только в виртуальном мире. Это опасная тенденция – ребёнок целенаправленно «приучает» свой мозг действовать только в ситуациях, которые встречаются на экране компьютера.

– Вы говорите о мальчиках. А что делают за компьютером девочки?

– В основном общаются в интернет-чатах. Ведь потребность в общности и межличностных отношениях у девочек сильнее, чем у мальчиков. Когда в этой сфере что-то не ладится, они пытаются компенсировать недостаток реальных дружеских отношений за счёт виртуального общения. Девочкам, которых связывает настоящая дружба, не нужно болтать друг с другом каждые пять минут. Если девочки слишком часто общаются в чате, они, скорее всего, не уверены в прочности своей дружбы.

– По каким признакам родители могут понять, что их ребёнок попал в виртуальный омут? И как защитить ребёнка от этой угрозы?

– Если ребёнок предпочитает сидеть за компьютером, вместо того чтобы резвиться, играть с другими детьми, – это тревожный сигнал. Но не надо ребенку ничего запрещать. Лучше убедить его в том, что в реальном мире есть кое-что поинтереснее компьютерных автогонок. Многие родители записывают своих отпрысков на курсы восточных единоборств, ходят с детьми в походы или учат их заботиться о младших братьях и сёстрах. Когда у детей есть живой круг общения, их намного реже затягивает в пучину виртуального мира. Как правило, из таких детей вырастают довольно сильные личности.

– Но даже если у ребёнка сильный характер, он обязательно познакомится и с компьютерными играми, и с Интернетом. Чем это опасно?

– Компьютерная зависимость – это не врождённое расстройство. Уверенные в себе, общительные, жизнерадостные, открытые, творчески мыслящие дети воспринимают компьютер адекватно – как замечательное подспорье для работы. А Интернет для них гигантская копилка знаний, где можно найти ответы на вопросы из реальной жизни.

– Но что происходит в сознании десятилетнего ребёнка, когда он случайно наталкивается на интернет-сайт с порнографией или сценами насилия? Он испытывает сильный шок?

– Не обязательно. То, что взрослые воспринимают как агрессию, для многих подростков – одна из привычных форм взаимодействия между людьми. Если восприятие ребёнка притуплено пассивным потреблением информации, он вообще не придаст значения увиденному. Опыт подсказывает ему, что на экране может происходить всё что угодно, и это не всегда можно понять.

– А как реагируют на это дети, ещё не привыкшие к пассивному потреблению информации?

– Каким бы обескураживающим ни было это новое впечатление, мозг ребёнка попытается соотнести его с каким-то знакомым представлением. Ребёнок запомнит, что есть и такая форма взаимодействия между людьми. Тут важно, чтобы родители доходчиво объяснили ему: стремиться к такому контакту не стоит, потому что в реальности это очень неприятно и больно.

– В общем, детям нужны не только стимулирующие задачи, но и наставники?

– Да, детям необходимы верные ориентиры, чтобы избежать сомнительных компаний и увлечений. И в этом им тоже должны помочь родители. Пока они не поймут, что у их отпрысков есть запросы, которые не удовлетворяются в реальном мире, компьютеры и телевизор будут всё активнее вторгаться в жизнь детей. Стоит задуматься о перспективах общества, в котором дети отстраняются от реальной жизни, а их мозг превращается в инструмент, оптимально приспособленный к виртуальной реальности и компьютерным играм.

– Это подтверждено нейробиологическими исследованиями?

– Да. Есть, например, данные о том, что в последние десять лет у многих подростков увеличился в размерах тот отдел мозга, который отвечает за управление большим пальцем. Там формируются все более разветвлённые нейронные сети, благодаря которым можно совершать большим пальцем невероятно быстрые манипуляции на клавиатуре мобильного телефона или игровой приставки. Но так ли уж важно в этой жизни быстро двигать большим пальцем? Дети могут ещё не знать ответ на этот вопрос, но их родителям он должен быть известен.

Статья опубликована в журнале GEO 05/2011

12 мая 2014 г.
0 комментариев
О раннем развитии (для тех кто ещё не угомонился...)

 Предлагаю ознакомиться с мнением одной мамы о раннем развитии детей. Статья из интернета и , к сожаленью оказалось, что не сохранились данные этой мамы...

Оборотная сторона раннего развития

  • Dec. 8th, 2013 at 2:36 PM

Сегодня, как и 15 лет назад прогрессивные мамы озабочены тем, что ребенка надо развивать прямо таки с рождения. А как же! Ведь "после трех уже поздно". К услугам мам методики Глена Домана, Лены Даниловой (на основе того же Домана, дополненная и адаптированная к российским реалиям), Сессиль Лупан, Масару Ибука (по большому счету вариации того же Домана), Марии Монтессори, Тюленева и Сузуки, система Никитиных, методический материал Кюизенера, Денеша, Воскобовича, Чаплыгина, школа 7 гномов... Думаю, хватит для начала :) И это только то, что я вспомнила, уверена, что подвизаются на поприще раннего развития гораздо больше педагогов, психологов, просто талантливых людей, которым есть, что передать детям. 
Современная жизнь подливает масла в огонь, не отставая в своих требованиях. На моей памяти 3-х летний малыш должен был проходить собеседование, чтобы попасть в элитный детский сад, а собеседования при приеме на курсы подготовки к школе - сплошь и рядом. При этом ребенку уже предъявляется ряд требований, что он должен уметь делать.
Вот и боятся родители отстать от этого темпа. И начинается - не успел человек родиться, как 10 раз в день карточки с кружочками, 5 раз - занятия по программе развития интеллекта, столько же - физические упражнения, сон и сеансы ползания в треке, по дому развешаны карточки со словами, а еще нужно послушать за день несколько музыкальных отрывков и текстов на иностранных языках, позаниматься развитием памяти, зрительного восприятия, тактильных ощущений... 
Думаете, я утрирую? Ничего подобного! Жизнь моих старших детей протекала именно по такому графику с самого рождения. Как и жизнь еще 52-х детишек друзей и знакомых единомышленников, увлеченных в то время ранним развитием. 
Математика, чтение, развитие интеллекта, музыка, рисование, иностранные языки, физкультура, развивающие игры всех сортов - вот что наполняло их детскую жизнь. Времени на "ничегонеделание" просто не было. Если дети просто играли, то взрослые следили, чтобы игра все равно охватывала зону ближайшего развития и тем самым развивала ребенка. На прогулке - занятия по окружающему миру. Кубики Зайцева и штанги Монтессори моя средняя дочь до сих пор вспоминает с ностальгией (как прикольно было первые грызть и вторыми драться :)).
Дополняли картину ранняя социализация и общая развивающая среда (привет монтессори-классам и вальдорфской педагогике, про нее тоже не забыли).
К началу школьного возраста мы все были более, чем довольны результатами: общительные, не по годам физически и интеллектуально развитые, рассудительные, начитанные (а как же, читали все самое позднее с 2х лет), самостоятельные, отлично социализированные, с огромным кругозором дети - о чем еще могут мечтать родители? Такими детьми так удобно и приятно хвастаться :) 
Никаких отрицательных последствий интенсивного раннего развития мы не видели, наоборот, одни плюсы.
А потом у всех начались школы. И школы были уже разные. 
Должна заметить, что не знаю, каков был бы результат эксперимента, останься кто-то из этих детей на домашнем обучение, так как все то поколение, рожденное в 97-2000-х годах, пошло в школы.
Трудности начались с первых классов. Нашим детям попросту было скучно даже в самых продвинутых гимназиях. С одной стороны, они очень многое знали и по многим вопросам гораздо больше, чем предполагала программа. С другой, знания эти характеризовались негибкостью, частичной систематичностью и по отдельным предметам обнаруживались большие дырки, которые не позволяли перепрыгнуть через класс. Ликвидировать пробелы теми же скоростными темпами не получалось, так как желание учиться, познавать новое, искать и добывать знания отсутствовали у этих детей напрочь.
Страшная часть айсберга раннего развития всплыла наружу - эти дети не хотели и не любили учиться! Они привыкли, что новые знания преподносятся им на блюдечке готовыми, загодя, задолго до того, как у них в сознании сформируется запрос на новую информацию. Они не понимали, а зачем нужно еще и еще что-то узнавать, так как сам процесс их уже за 6-7 лет предыдущей жизни изрядно присытил. Мотивация на обучение отсутствовала как факт. 
У кого-то родители схватились за голову и успели вернуть радость познания, к кому-то нашли подход учителя, а кто-то в этом вяло текущем состоянии так и проковылял до почти конца школы (самые старшие сейчас в 11-м классе).
В подростковом возрасте у всех обнаружились и еще ряд проблем, а так как все эти проблемы оказались общими (мы, родители, периодически до сих пор общаемся друг с другом, многие так и работают водной организации, так что информацией обмениваемся), то с определенной долей уверенности можно сказать, что корни этих проблем лежат там же, в раннем детстве, которое целиком было посвящено "развивашкам".
У всех детей очень лабильная самооценка, при этом она скачет от резко заниженной до неадекватно завышенной, но никогда не бывает адекватной.
Почти никто из них не умеет крепко и по-настоящему дружить, хотя поверхностно общаются в коллективе все очень легко. Ни у кого нет "лучшего друга".
Для всех характерна сильная ориентация на сверстников и потеря привязанности с родителями (так ей, привязанностью этой никто и не занимался, как-то не до этого было).
Им очень сложно с профессиональной ориентацией и поиском своего пути в жизни - ничто не привлекает, все уже заранее кажется скучным и неинтересным.
Среди них очень мало творческих людей и практически нет исследователей по натуре, кого бы можно было назвать искателем, экспериментатором.
Зачем я все это пишу?
Оказалось, что за почти 16 лет, прошедших с рождения моего старшего сына, ничего не изменилось. Родители так же гонятся за ранним развитием. Хвастаются успехами своих 3-х, 4-х, 6-ти летних детей... Часто я слышу на мамских форумах от родителей дошколят "мы ходим в садик на целый день и с привязанностью все в порядке"...
А меня так и подзуживает спросить, а каким эти мамы хотят видеть своего ребенка в подростковом возрасте? И готовы ли они в этот сложный период столкнуться с оборотной стороной раннего развития?
Большинство из развивающих методик для малышей не развивают креативные способности, не стимулируют творчество, не учат учиться, не прививают любовь к познанию, вообще не учат осознавать, что вот он, этот познавательный интерес у меня появился и мне надо удовлетворить эту потребность познания нового.
Также большинство обучающих методик учат решать задачу в специально организованной среде, никак не обучая переносу навыка в реальную жизнь. Если Ваш ребенок лихо шнурует рамку монтессори и на соседней так же быстро застегивает пуговицы, это совсем не значит, что завтра он так же лихо будет управляться со своей рубашкой и шуровкой ботинок. 
Все методики Домана - обычное натаскивание, предполагающее переход количества в качество, который не всегда происходит.
Кубики Зайцева отлично учат читать, но за скобками у большинства педагогов, а значит, и детей остается смысл прочитанного и осознание душевных переживаний героев (а этому тоже надо учить - сопереживать, сочувствовать, вырабатывать свое отношение к добрым и злым, видеть неоднозначность мира...)
И так можно продолжать бесконечно. Нет ни одной методики, которая бы развивала привязанность, сердечные отношения, любознательность, спонтанное творчество, жажду познания, стойкость при столкновения с трудностями на этом пути... Лишь только память, внимание, мышление, скорость мыслительных операций, силу мышц, зрительное, слуховое, тактильное восприятие...
А кому что важнее, каждый родитель сам выбирает для себя... и своих детей.

P.S. Сейчас у нас растет младший, ему 6 месяцев. Мы с ним тоже занимаемся отдельными упражнениями из самых разных методик, но только когда и у него, и у меня есть настроение, нам обоим нечего делать и нет настроения заняться чем-нибудь более полезным, например, поесть грудного молока или поспать вместе :), т.е. исключительно ради моего развлечения и не капли не систематически.

 

 

 

 

12 мая 2014 г.
3 комментария

Реплика Л.Н. Толстого

Лев Толстой о воспитании детей 

«Я о воспитании никогда не писал, потому что полагаю, что воспитание сводится к тому, чтобы самому жить хорошо, то есть самому двигаться, воспитываться, только этим люди влияют на других, воспитывают их. И тем более на детей, с которыми связаны. Быть правдивым и честным с детьми, не скрывая от них того, что происходит в душе, есть единственное воспитание. 
Педагогика же есть наука о том, каким образом, живя дурно, можно иметь хорошее влияние на детей, вроде того есть наша медицина – как, живя противно законам природы, все-таки быть здоровым.
Науки хитрые и пустые, никогда не достигающие своей цели. Все трудности воспитания вытекают из того, что родители, не только не исправляя своих недостатков, но и оправдывая их в себе, хотят не видеть эти недостатки в детях».
04 декабря 2013 г.
1 комментарий

Александр Привалов: Образование погибло
25 октября 2013 г.
0 комментариев
Статья об образовании
27 апреля 2013 г.
1 комментарий

Книга "Посевные дни 2013" - Мария Тун
08 апреля 2013 г.
0 комментариев
Блюда для завтрака и ужина для детей дошкольного и школьного возраста
25 февраля 2013 г.
0 комментариев
Домашняя аптечка фирмы "ВАЛА-Р"
25 февраля 2013 г.
0 комментариев

1 2 Ctrl →